Либреттная структура «Повести о Прямостоящем человеке»

Однажды, когда ничего ещё не было, кроме одного Бес­конечного ничто, которое было всё, в этой зияющей беспредельной пустоте возникло пространство. Оно было Бесконечно, и Бесконечность породила его. И по­средине этого Бесконечного пространства, как его сре­доточие, возник Прямостоящий человек. Он и окружав­шее его Бесконечное пространство были едины, как еди­ны солнце и излучаемый им свет, как едины круг и его центр. Он был всего лишь светящейся центральной точ­кой в окружающей его Бесконечности.

И вот эта точка пробудилась. Прямостоящий чело­век потянул свои руки-лучи, устремив их в Бесконеч­ность, и, коснувшись Бесконечной сферы, обратил свои светящиеся ладони вверх. Там, вверху, в Бесконечности, был Тот, Кто сотворил всё это пространство, а вместе с Ним и его - Прямостоящего человека. Инстинктивно руки его потянулись наверх, чертя в Бесконечности две огромные дуги. Он тянулся наверх, в вертикаль, как ребёнок тянется к своему родителю. «Здравствуй, Отец!» - говорил он своим устремлённым в вертикаль движени­ем. И когда руки его достигли вертикали, оттуда, с вер­шины бесконечности, в ответ зазвучало встречное дви­жение, - это Творец отвечал ему: «Здравствуй, сын!». Руки Прямостоящего человека опустились вниз, откры­вая ему левую половину верхней части Бесконечной сфе­ры…

… и, переполненный её благодатью, он вновь устре­мился к Отцу, отдавая Ему в движении своё восхищение и радость. Вновь откликнулся Творец: «Смотри! Это ещё не всё». И руки Прямостоящего человека снова опусти­лись вниз, на этот раз открывая ему правую половину верхней части Бесконечной сферы. И опять исполнив­шись благодатью её легкости, устремился он к Отцу, возвращая Ему своё благодарное восхищение. Это движе­ние и Было их разговором, в котором они были одно - Отец и сын, Творец и Его творение. И когда Прямостоящий человек вновь коснулся вертикальной вершины Бес­конечности, то услышал он новое движение-слово, обра­щённое к нему Создателем: «Ощути, сын Мой, теперь блаженную красоту верха во всей её полноте!». И руки Пря­мостоящего человека разошлись в стороны, принимая на себя всё величие верхней Бесконечной полусферы. И, ис­полнившись света благодати и радости, опустились вниз.

Руки коснулись ног и передали им благодатный свет Бо­жественной игры. И заиграли, задвигались ноги, повто­ряя движения рук. Руки расходились вширь, и ноги…

… тут же следовали этому движению, открывая нижнюю полу­сферу Бесконечности. Руки вытягивались вверх, соединя­ясь в вертикали, а ноги тянулись вниз, продолжая верти­каль в противоположную купольным навесам сторону. И так понравилась Прямостоящему человеку эта веселая игра, что он готов выл продолжать её снова и снова.

Но вдруг ноги его, не прерывая игры, начали вычерчи­вать крест в нижней части сферы, раскрывая под Прямо­стоящим человеком пока ещё не известную, но маня­щую бездну. И чем дольше продолжалась эта игра, тем больше манила его раскрывающаяся бездна низа.

И вот, влекомый собственным интересом, Прямостоя­щий человек решил узнать: «Что же это там внизу?». Тог­да разделил он двигавшиеся вместе руки и ноги и, открыв…

… низ, окунулся в него верхней своей частью... То, что он там увидел, потрясло его, а, может быть, даже испугало. Во всяком случае, он сразу же вернулся в вертикаль и зах­лопнул бездну. Зазвенела, загудела натянутой струной вертикаль. Всё существо Прямостоящего человека трепе­тало от восторга, познав полноту пространства.

Но нет, неведом был ещё страх Прямостоящему челове­ку. Всё дальше и дальше влёк его Безудержный интерес. И решил он соединить восхитительный верх с потрясающим низом. Вытянулся Прямостоящий человек вверх…  

… в вертикаль, ногой своей приоткрыл бездну и обрушил верх вниз. Вихрем закрутилось Бесконечное простран­ство, подхватило и вынесло оно волной Прямостоящего человека. Вертикаль, ударившись о низ, расщепилась надвое и, когда образовавшийся в пространстве вихрь успо­коился, превратилась в новое бесконечное измерение - горизонталь, твердь, разделяющую верх и низ. «Вот это да! Это что-то совсем новое, и это сотворил я. Я сам!» - думал в восхищении Прямостоящий человек. И так ему понравилось творить, что не мог он устоять на месте.

И принялся Прямостоящий человек творить. Он брал верх, обрушивал его вниз и собирал получающуюся горизонталь себе. Снова вытягивался в вертикаль и обрушивал её вниз, разбивал, дробил и получал горизонталь.

И всё снова и снова собирал он получающуюся горизонталь. И от этого ритмично повторяющегося движения в пространстве бесконечности возникло то, чего раньше в нём не было - возникло ВРЕМЯ!

А Прямостоящий человек всё копил и копил горизонталь, охватывая всё Больше и Больше пространства. Он стал разворачиваться, собирая горизонталь спереди и сзади, возни­кал объём. И в этом возникшем объёме стал слышен…

…ритмично повторяющийся звук: тук-тук... тук-тук... Это пуль­сировало живое сердце Прямостоящего человека. Он сам был этим сердцем, внутри которого билась жизнь.

Тут Прямостоящий человек заметил, что он не один, что рядом с ним есть ещё такие же, как он, Прямостоя­щие человеки. Он глядел в них как в зеркало и думал, что они это он. Да так оно и было. Они действительно были одно, единое целое. Прямостоящий человек мно­жился, заполняя совой всё пространство. Множился и…

… не замечал, что, когда он складывал горизонталь, скрещи­вая перед собой руки, руки его, как ножницы, обрезали тонкие невидимые нити, связывающие его с Творцом.

И вот, наигравшись вдоволь, захотел Прямостоящий че­ловек вернуться к Отцу. Захотел поделиться с Ним своим открытием, своей горизонталью. Потянулся он вверх, в вертикаль, но, к ужасу своему, не обнаружил он там привычной вертикальной Бесконечности. Бесконечная связь, соединявшая его с Богом, была утеряна. И содрог­нулась совсем ещё молодая плоть, и ёкнуло его юное сер­дце. И, потеряв вертикальную опору, он упал... Упал Прямостоящий человек, сжался, скукожился в точку, и разбился бы совсем, если бы не выставленная вперёд нога. Та самая нога, которая приоткрыла когда-то без­дну, которая повлекла его на путь, приведший его к отры­ву от Творца, эта самая нога удержала его на тверди зем­ной, спасла его от полного разрушения. Но, Боже мой, во что он превратился?! Где теперь благородная осанка Пря­мостоящего человека? Где сила и мощь творца горизонтали?

Он теперь лишь слабое скукоженное существо, заб­рошенное в бескрайний простор пространства вселен­ной. Одинокий и Беспомощный. Где взять ему силы? Только в себе самом! И, движимый изначальным импуль­сом выпрямления, собрал он все свои силёнки и попытал­ся выпрямиться. Приподнялся Прямостоящий человек, раскрылся немного и, вновь свернулся, скукожился, лишь слегка поднявшись над землёй. Но, почувствовав в себе силу, собрался и рванулся что было мочи вверх. Но, хотя он и выпрямился, не было вверху бесконечной вертикали, лишь холодное, безжизненное пространство обступало его со всех сторон глухой стеной. Стена вверху, впереди стена и стена с Боков. Заперт Прямостоящий человек в клетке собственного тела. Не желая мириться с таким своим поло­жением, собрал Прямостоящий человек все свои силы и вновь рванулся вверх. Но по-прежнему была недостижима для него бесконечная вертикаль. По-прежнему упирались руки его в пустоту пространства. Тогда в третий раз собрал он все дремлющие в нём силы, рванулся вверх, вытянулся струной, но коварная нога опять отделилась от вертикали, и руки его не ощутили опять ничего, кроме окружавшего его воздуха. В это мгновение он вспомнил о сотворённой им когда-то бесконечной горизонтали. И вспомнив, оку­нулся в неё полностью, став горизонтальным. Здесь, в горизонтали, он был бесконечен, свободен как птица, парящая в ветре. Но здесь он не был прямостоящим - он был вечно летящей птицей - да, или вечно ползущим зверем, но толь­ко не прямостоящим человеком, да и вообще не человеком. «Ну уж нет! - подумал Прямостоящий человек. - Своё прямостояние я сохраню. Прямостоящим я создан, прямо­стоящим и останусь!». И вернулся он в вертикальное поло­жение, и пошёл вертикально вперёд, раздвигая перед со­бой пространство горизонтали.

И тут подумалось Прямостоящему человеку: «Если я когда-то сотворил горизонталь, то почему бы мне не по­пробовать самому сотворить вертикаль?! Я же тво­рец!». Но где взять ему силу, откуда творить? Только лишь из того, что у него осталось. И начал он творить вертикаль, беря силу из горизонтали. Он вытягивал что было сил свою вертикаль вверх и вниз, покуда…

… хватало рук. Но ограниченные его руки не могли длить вертикаль в бесконечность, и, доходя до своего предела, со­скальзывали в горизонталь. Упорно продолжал Прямос­тоящий человек попытки сотворить вертикаль, воору­жившись горизонталью, но у него ничего не получалось, кроме ограниченного вертикального отрезка. Тщетно было его упорство - руки продолжали соскальзывать с вертикали, чертя в пространстве дуги, соединяющиеся в знак замкнутой бесконечности. Не бесконечная верти­кальная линия получалась у него, а замкнутый пороч­ный круг.

Человек прямостоящий

Вынимает меч разящий,

Но движеньем рук из дуг

Заперт он в порочный круг –

Человек прямостоящий.

Поняв всю тщетность своих попыток сотворить беско­нечную вертикаль, Прямостоящий человек понял, что ему осталось совсем не многое - просто жить. Жить, до­вольствуясь тем, что у него осталось, - горизонталью. И стал он жить, и пустился он в горизонталь. И прошёл Прямостоящий человек всю горизонталь из края в край.

И когда он дошёл до предела горизонтали, горизонталь вдруг опрокинулась и стала вертикалью, мир перевер­нулся. Скрюченный, свёрнутый на бок, а вовсе не пря­мостоящий человек почувствовал одной рукой уходя­щую в бесконечную высь вертикаль. Уходящий в беско­нечность луч руки зажег в нём обманчивый свет надежды. Там, там, в бесконечной выси был Отец. Он уже чув­ствовал Его присутствие. Но однорукая вертикаль не давала возможности соединиться с Отцом. «Нужно вер­нуться в горизонталь и исследовать другой её край. Мо­жет быть, там найдется возможность воссоединиться полностью!» - подумал Прямостоящий человек. И он вернулся в горизонталь и дошёл до другого её предела. И вновь опрокинулась горизонталь, вновь он почувство­вал бесконечную вертикальную высь, но теперь уже дру­гой рукой. Но сам он опять перестал быть вертикаль­ным, превратившись в однорукую кривульку.

Невозможно, невозможно быть Прямостоящему человеку кривым. «Неужели это мой удел - быть бесконечно вер­тикальным однобоко?» - думал Прямостоящий человек. – «Нет! Раз уж я могу дотянуться до неё одной рукой, то надо её притянуть ко второй в горизонталь».

Луч надежды, согревший руку, повлёк его вверх. Он вы­тянулся изо всех своих сил, устремил свою облучённую руку ввысь и достиг бесконечности. И так однобоко, од­норуко-одноного наклонился он вперёд, в горизонталь, надеясь, что принесённая вертикальная связь распрост­ранится там и на вторую его половину. Но чудо не про­изошло. Прямостоящий человек ужасно боялся поте­рять с таким трудом добытую вертикальную связь и по­этому вернулся обратно в однобокую вертикаль…

…И тогда он ринулся назад, в пространство за своей спиной.

Ноги его подломились, тело наклонилось, а руки разошлись в горизонталь. Всё это выло какими-то страшными, почти невыносимыми корчами. Но тут на него снизош­ло - он вдруг почувствовал обращёнными вверх руками небесный купол. Молнией вошло в него это пережива­ние и отозвалось в нём нестерпимой тоской по изна­чальному единству с Отцом. Однако в этом жалком, скорченном подобие купола не выло прямостояния, и Прямостоящий человек вынужден был выпрямиться, унося с собой новую возможность - соединить вверху руки. Оставалось только соединить ноги.

Ему казалось, что он скоро вернётся к Отцу. Просто надо впрыгнуть в вертикаль, силой соединить руки ввер­ху. А сила у Прямостоящего человека уже накопилась. И он впрыгнул, влетел, вознося свои руки вверх…

… в вертикаль. Руки его действительно соединились в вертикали, но ноги, исполненные тяжестью низа, разошлись в сто­роны, открыв зияющую бездну. Вместо того чтобы стать вертикальным, он стал треугольным. Он стал треугольником с сияющей вертикальной вершиной и тяжё­лым основанием низа. «Как соединить ноги? Как изба­вить их от ненавистной тяжести?» И он бросился верши­ной вниз, расщепил её надвое и, забрав тяжесть основа­ния у ног, вознёс её руками вверх, в лёгкость. И ноги его, освободившись от груза тяжести, соединились. Но тяжесть теперь оказалась в руках, руки его разделены, треугольник перевернулся. Тяжесть не может быть в лёг­кости. Невозможно вечно держать груз основания. Руки, наполненные неуничтожимой ношей, могут только сбро­сить её, лишившись при этом вертикали. И, сбросив тя­жесть, Прямостоящий человек вновь оказался ни с чем.

«Как? Как удержать ускользающую вертикаль? - думал Прямостоящий человек. - Силой! Своей собственной си­лой». А сила его уже накопилась, возросла. И он рванулся…

… к вожделенной вершине, схватил её и притянул вниз, к себе. И протолкнул её дальше вниз. Но она не терпела насилия и стала сопротивляться, вырываться наверх. Од­нако силён был Прямостоящий человек и удержал он вы­рывающуюся вертикаль. Притянул к себе и погрузился вместе с нею вниз. Но это же вертикаль, сила верха в ней так сильна, что удержать её невозможно. Подняла она Прямостоящего человека из тяжести низа и вырвалась из рук в пространство, как птица в небо. Едва успел он соеди­нить ноги, как руки его уже разошлись. Вылетела, вырва­лась, ускользнула вертикаль, разметав его руки. И упали обессиленные руки вниз, как маятники. Взлетели ещё раз по инерции вверх и повисли в земной тяжести.

Трудно понять, какое чувство овладело Прямостоящим че­ловеком - гнев? отчаяние? или безнадёжность?! Скорее всего, исчерпав все возможности движения в горизонтали, испытав тщетность использования собственной силы для достижения вертикали, он понял, что пути назад нет. Вер­тикаль, бесконечная вертикаль недоступна. «А, может быть, там вообще ничего нет?! Может быть, мне это всё приснилось?! Что же у меня осталось? У меня не осталось ничего, кроме меня самого». И решил Прямостоящий че­ловек бросить себя в себя. Поднял он руки свои в вертикаль, вытянулся на пределе своих возможностей и присел на расставленные свои ноги. Натянулась, зазвенела, застонала над ним вертикаль. Как пружину, сжал он низ и выст­релил собой, тигром бросился сквозь вертикаль в про­странство, насадил себя на рожон вертикали, бросил себя в самого себя. Перестал он быть прямостоящим - стал свёр­нутым, скукоженным стал. Забилось бешено его сердце, готовое выпрыгнуть из груди или остановиться навеки.

Лишь одна прямая нога сохранила остаток, ошмёток бы­лой вертикали. «Ну уж нет! Не надо мне этого…

… Хватит с меня вертикальности», - решил Прямостоящий когда-то человек и, собрав все свои силы, сломал прямоту ноги своей, дожал коленом скрученную в спираль вертикаль­ность. В безысходном отчаянии, в невероятном напряже­нии сил застыл он между небом и землёй. И казалось, что в этот момент бешено мчавшееся время остановилось. И тут произошло неожиданное: сжатая в нём вертикаль вдруг взорвалась с невероятной силой, ударилась о зем­лю, выпрямив ногу, и, отразившись от земли, подняла его вверх, в вертикаль. Руки его соединились вверху, свобод­но уходя в бесконечность, нога подтянулась к ноге, и он снова стал таким, каким был прежде, - бесконечно-вертикальным Прямостоящим человеком. Что это - смерть или сон? Или это долгожданное бесконечное счастье?! Там, в бесконечности ждал его Тот, Кто его сотворил. «Я вернулся, Отец?!» - сказал Прямостоящий человек. А Бог ответил ему: «Я ждал тебя, сын!».